uk uk en en fr fr ru ru

Размышления
Большого
Города

Размышления Большого Города

Экстравагантный новатор Уильям Фолкнер

Экстравагантный новатор Уильям Фолкнер

Сегодня поговорим о американском Нобелевском лауреате, смелом экспериментаторе Уильяме Фолкнере. 

Максимально независимый от условностей писатель «замиксовал» поток сознания, многоплановое — об одном, но с разных точек зрения и из разных времен — повествование и американскую историю. Современникам это показалось слишком сложным, напрягаться не хотелось. Зато специалисты в литературной области и критики оценили по достоинству новаторство Фолкнера. И, несмотря на абсолютное недоумение многих читателей, присудили ему Нобелевскую премию за "значительный и художественно уникальный вклад в развитие современного американского романа".

Подобно своему творчеству, независимым и чуждым условностям был и сам Уильям Фолкнер. 

"НЕТ!" ШАБЛОНАМ

Уильям был самородком и самоучкой. Он не закончил школу, так что к нему не успели пристать навязчивые школьные штампы. Во время Первой мировой войны Фолкнер попытался отправиться добровольцем на фронт, но его не допустили по состоянию здоровья и из-за маленького роста. Когда война закончилась, писатель начал посещать лекции в университете Миссисипи. Продолжая собственную традицию бегства от любых шаблонов, диплом он не получил. Зато выпустил первое стихотворение под названием «Дневной сон фавна», которое опубликовали в журнале «Нью Рипаблик».

Бросив университет, Фолкнер поработал в книжном магазине, затем на почте, и там оскандалился. Есть разные версии случившегося: горе-почтальона уволили то ли за чтение в рабочее время, то ли за то, что он выкидывал не доставленные письма. В любом случае с этой работой у писателя не заладилось, и он сбежал в Новый Орлеан. Там он познакомился с писателем Шервудом Андерсоном, который дал Уильяму ценный совет — оставить в покое поэзию и сосредоточиться на прозе.

Фолкнер любил повторять:

«Писатель — прирожденный лгун, и если человек не умеет «сочинять», он никогда не станет писателем».

И действительно, с вымыслом у него не было никаких проблем. Уильям часто придумывал эпизоды собственной биографии и «на голубом глазу» уверял, что они действительно происходили. Например, он любил рассказывать, как будучи курсантом летного училища, посадил самолет на крышу ангара вверх колесами, и тут же выпил виски, хотя висел вниз головой. В другой чудесной истории он успешно занимался изготовлением и сбытом самогона. В третьей из-за ранения в голову ему установили серебряную пластину... Одним словом, провокации и выдумки были его стезёй.)

"ШУМ И ЯРОСТЬ"

Первое признание Фолкнер получил только через 4 года после того, как «вплотную» занялся прозой. Известность ему принёс роман «Шум и ярость», где он впервые применил свой знаменитый приём «двойного видения». Невероятно странно читать поток сознания - особенно от лица олигофрена Бенджи. Вопреки потоку сознания, сюжетная линия очень чёткая. Постоянно держит в напряжении нехватка деталей, они поступают неспешно, и ты никак не можешь полностью увидеть картину, понять, что и почему в действительности там происходит. Сложно оторваться. Есть и много грустно-забавных моментов, например, вот эта дико жизненная фраза из романа:

«Натурально, так все и подумают: один ненормальный у них, другой утопился, а третью муж из дома выгнал, стало быть, и остальные психи».

Критики-современники Фолкнера были в восторге и называли «Шум и ярость» «великой книгой». Зато рядовые читатели ничего не поняли, книга не раскупалась, и Фолкнер испытывал материальные трудности.

На идею и название романа Фолкнера вдохновил Шекспир, в частности, этот отрывок из пьесы «Макбет»:

«Жизнь – это история, рассказанная идиотом, наполненная шумом и яростью и не значащая ничего».

Первый успех среди читателей и деньги Фолкнеру принес роман «Святилище». Интересно, что автор написал его всего за три недели. Книга стала бестселлером — и, к сожалению, почти единственным бодро продающимся произведением до смерти Фолкнера.

ПРЕМИИ И ЗАПОИ

Впрочем, через 15 лет после выхода «Святилища» критик Малколм Каули издал «Избранного Фолкнера», и к сборнику возник массовый интерес. А еще через 4 года Фолкнеру присудили Нобелевскую премию.

Реакция на это событие была более, чем неоднозначной. Многие по-прежнему не понимали творчество писателя и обвиняли его в чрезмерном увлечении темами расовой ненависти и насилия на американском Юге. Надо сказать, что книги Фолкнера гораздо более насыщены проблематикой, чем показалось некоторым читателям. Святому святое и снится.)

Получив Нобелевскую премию, Фолкнер стал получать приглашения к участию во всевозможных масштабных литературных мероприятиях — он представил США на Международной писательской конференции в Бразилии и совершил кругосветное путешествие в качестве официального представителя американского правительства.

Последний роман, который успел написать «отвязный» американец - «Похитители» - был удостоен Пулитцеровской премии (правда, уже после смерти автора). Зато за 8 лет до смерти Фолкнер получил ту же Пулитцеровскую премию — за роман «Притча». А Национальную книжную премию США ему вручали даже дважды. Так что, несмотря на неоднозначное читательское восприятие его работ, Фолкнер все-таки был оценен ещё при жизни.

Однако что-то заставляло писателя время от времени сбегать от реальности в запои. Это плохо сказалось на его здоровье. Однажды Уильям Фолкнер упал с лошади, и после падения уже не оправился. Через несколько недель он скончался от тромбоза. Лаконичную эпитафию, которая написана на его могиле, Фолкнер придумал сам:

«Он писал романы и умер».

Читать книги Уильяма Фолкнера гораздо легче, чем многих других, гораздо более успешных среди читателей-современников авторов. Во всяком случае, нам с вами легче — потоком сознания нас не испугать. А тем более так талантливо написанным! Так давайте воспользуемся своими привилегиями.)

ЧТО ПОЧИТАТЬ у Фолкнера:

«Шум и ярость»

«Авессалом, Авессалом!»

«Медведь»

«Непокоренные»

«Святилище»

источник


Подписывайтесь на наш канал «78 & 078 Развлечения и Размышления Харькова» в Telegram.
756
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...