uk uk en en fr fr ru ru

Размышления
Большого
Города

Размышления Большого Города

Нeвероятная популярность Винни-Пуха фактически искалечила жизнь нескольким людям

Нeвероятная популярность Винни-Пуха фактически искалечила жизнь нескольким людям

Прежде всего – самому Алану Александру Милну. До выхода в свет книги о маленьком медвежонке Милн был серьезным и известным драматургом.

Он написал 34 пьесы, восемь романов и множество рассказов. И все это было забыто. Издатели и корреспонденты спрашивали только Винни-Пухе – никого больше не интересовали ни его пьесы, ни романы. Милн стыдился того, что его считали исключительно детским писателем. Почти в каждом интервью он повторял: «Я написал не только Винни-Пуха...»

Похожая история произошла и с первым иллюстратором «Винни Пуха» Эрнестом Шепардом. Он закончил Королевскую академию и уже к 1906 году успел прославиться иллюстрациями к басням Эзопа и «Девиду Копперфильду» Диккенса. Но своим призванием считал политическую карикатуру – восемь лет работал главным карикатуристом в «Панче» (самом знаменитом сатирическом журнале Британии). Боевой офицер, дослужившийся до майора, получивший Военный крест за храбрость в бою, блестящий художник – Шепард возненавидел Винни-Пуха и проклял тот день, когда поддался на уговоры Милна и согласился иллюстрировать его книгу. Все его творчество было забыто – в памяти потомков остался только Винни-Пух.

Под паровой каток славы «Винни-Пуха» попал и сын автора – Кристофер Робин Милн. Его воспринимали только как прототип сказки для детей. В лондонской школе Гиббса над ним начали издеваться одноклассники, которые дразнили его цитатами из книги и особенно из стихотворения «Vespers» «Hush! Hush! Whisper who dares! Christopher Robin is saying his prayers» (Тихо! Тихо! Кто смеет шептаться! Кристофер Робин молится). В результате Кристофер вырос чуть ли не с ненавистью к той славе, которую он приобрёл благодаря творчеству отца.

В 1942 году Кристофер, получив звание офицера, был отправлен в Италию. Но даже служа за границей, Кристофер привлекал к себе внимание как сын Милна и поэтому ещё больше возненавидел творчество отца, так как считал это эксплуатацией своего детства.

Кристофер хотел стать, как и его отец, писателем, но понимал, что как писателя его всегда будут сравнивать с отцом. В конце-концов он открыл книжный магазин: «Были две вещи, которые омрачили мою жизнь и от которых я должен был спасаться: слава моего отца и „Кристофер Робин“…»

Источник


Подписывайтесь на наш канал «78 & 078 Развлечения и Размышления Харькова» в Telegram.
205
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...