Размышления
Большого
Города

Размышления Большого Города

История о маркетологе, который придумал комикс о Гарфилде

История о маркетологе, который придумал комикс о Гарфилде

Есть, как правило, три вещи, которые все знают о Гарфилде: это кот, который ненавидит понедельники, любит лазанью, и он не такой уж и смешной. Последний момент может показаться субъективным, однако, по словам создателя Гарфилда, Джима Дэвиса, его персонаж никогда не должен был быть забавным.

Он был создан для того, чтобы служить в качестве средства продажи товаров. Как заявил сам Дэвис в 1982 году во время интервью для Washington Post, Гарфилд стал результатом «сознательного усилия, направленного на то, чтобы придумать хорошо продаваемого персонажа». Что касается вопроса о том, почему он выбрал животное, Дэвис ответил на него так: «Снупи очень популярен в плане выдачи лицензий. Чарли Браун – нет».

Происхождение Гарфилда можно проследить до неудачного комикса, созданного Дэвисом в начале 1970-х годов под названием «Гнорм Гнат»; в основе его сюжета – различные злоключения кучки антропоморфных насекомых…

Дэвис не мог понять, почему никто другой не нашёл комаров такими же смешными, как он – и да, в отличие от Гарфилда, Гнорм Гнат должен был быть очень забавным.

В течение почти пяти лет Дэвис печатал свои комиксы в небольшой городской газете штата Индианы под названием Pendleton Times. Комиксы, как уже отмечалось, изображали целый ряд саркастически насекомых: главного персонажа Гнорма Гната, дрозофилу, которой было две неделю отроду, глупого слизняка и умного червя доктора Розенверма.

В поисках большей аудитории и более высокой зарплаты Дэвис постоянно пытался распространить свои комиксы в газетах по всей стране, однако получал отказ за отказом. «Я получил столько отказов, что ими можно было оклеить стену моей спальни», – рассказал Дэвис Los Angeles Times в 2001 году. В конце концов, один из редакторов, отклонивших комиксы, предоставил ему откровенную критику: «Ваше искусство хорошее, ваши шутки прекрасны, но насекомые – никто не станет воспринимать всерьёз насекомых!»

Это предопределило судьбу комиксов. Вскоре после этого Дэвис бесцеремонно избавился от Гнорма Гната и перестал создавать комиксы о нём. Пришло время придумать новые комиксы – те, которые, как он надеялся, люди примут.

Описанный как человек «с душой рекламщика», который получил большой опыт, работая в рекламном агентстве, прежде чем попробовать свои силы в комиксах, Дэвис изучил популярные синдицированные комиксы того времени, чтобы найти между ними что-то общее. Во время своих исследований он заметил, что комиксы о собаках, например, «Мелочь пузатая» (англ. Peanuts) и «Мармадюк» (англ. Marmaduke), были особо популярными. Это, конечно же, имело смысл, поскольку собак буквально разводили на протяжении веков, из-за чего люди считали их удивительными.

В то же время Дэвис заметил, что никто ещё не создал популярный комикс о коте, и в этом он видел большую разницу на рынке. В конце концов, немалый процент населения предпочитает котов собакам или же любит и тех, и других. Он заявил: «Я понимал, что если любителям собак нравятся комиксы о собаках, то любители котов также были бы не прочь почитать комиксы о котах».

Дэвис вырос на ферме в Индиане вместе с парой десятков котов, поэтому он был хорошо знаком с их отличительными чертами поведения, например, ленью. Он также использовал качества характера, которые были присущи ему и его деду, при создании своего персонажа. Как и его дед, Гарфилд был огромным и сварливым. Как и он сам, Гарфилд любил лазанью. Более того, Дэвис решил назвать кота в честь своего деда, Джеймса Гарфилда Дэвиса. (Да, вопреки популярному мнению, Гарфилд был назван вовсе не в честь президента США Джеймса Гарфилда.)

Когда Дэвис более или менее определился со своим персонажем и его личностью, он придумал «череду повторяющихся шуток для кота», которые можно было использовать повторно бесконечно, что позволило ему выпускать комиксы о Гарфилде с минимально затрачиваемыми усилиями.

Именно в этот момент мы должны указать на ещё одно преимущество использования животного в качестве главного героя: животные могут отпускать большое количество шуток, не боясь показаться политнекорректными. «По причине того, что Гарфилд – это кот, не чёрный и не белый, не молодой и не старый, не мужчина и не женщина, без определённой национальности, – пояснил Дэвис в интервью для Washington Post в 1981 году, – он не может никого обидеть; его мысли – это мысли животного».

Тем не менее, Дэвис намеренно избегал политических или социальных комментариев в комиксах о Гарфилде, чтобы никого не обидеть и привлечь в перспективе довольно обширную аудиторию. В интервью для Mental Floss он заявил следующее: «Я сознательно не давал социально-политических комментариев… через 30 лет люди вряд ли поймут это… гораздо важнее, чтобы вся работа находила отклик у читателей, а не какая-то отдельная шутка».

Дэвис также изо всех сил старался, чтобы привлекательность кота пересекла границы. Как он сказал в интервью 1982 года: «Гарфилд – международный персонаж. Следовательно, я даже не использую времена года. Единственный праздник, который я признаю – Рождество. Я не использую рифмованные шутки, игру слов и разговорные выражения, чтобы Гарфилд мог виртуозно вписаться практически в любое общество… Я хотел бы, чтобы мои комиксы читали в Сиднее (Австралия) и думали, что Гарфилд живёт по соседству. Гарфилд, будучи котом, весьма универсален в плане питания и сна. Он – кот. Не мужчина, не женщина, он не принадлежит к конкретной расе или национальности, он не молодой и не старый».

Возвращаясь к маркетинговой стороне вещей, Дэвис черпал вдохновение из комикса «Мелочь пузатая». Он говорил, что видел в коммерциализации Снупи «шаблон, который можно было бы применить к Гарфилду».

И дело было не только в популярности животных. Как он сказал в интервью для Chicago Sun-Times: «Спустя 50 лет Снупи по-прежнему лежал в той конуре, он не старел, наоборот, эффект был противоположный». Иными словами, шаблон Снупи позволял использовать одни и те же шутки снова и снова; люди не переставали его любить и покупали товары под влиянием ностальгии.

Эта схема сработала.

В июне 1978 года Гарфилд появился в 40 газетах. Менее чем через два года его можно было найти в 800 изданиях по всему миру. К концу 1982 года, спустя четыре с половиной года после дебюта, количество газет, в которых публиковались комиксы о Гарфилде, увеличилось до 1400. Перенесёмся на несколько десятилетий вперёд – и даже несмотря на значительное сокращение количества изданий, в 2013 году комиксы о Гарфилде печатались в 2500 газет и журналов. На самом деле в настоящее время Гарфилд держит мировой рекорд Гиннеса, будучи самым широко синдицированным комиксом в истории.

Используя преимущества статуса самого читаемого комикса в мире, Дэвис смог легко осуществить второй этап своего, откровенного говоря, гениального плана по мерчендайзингу.

В отличие от создателя «Кельвина и Хоббиса», Билла Уотерсона, который хотели, чтобы его комиксы оставались вне мерчендайзинга, Дэвис не стеснялся использовать своё творение, чтобы выжать из него до последнего цента. Тем не менее, он с опасением относился ко всему, что каким-то образом могло навредить бренду, будь то по причине плохой ассоциации или простой перенасыщенности.

Так, например, в конце 1980-х и начале 1990-х годов плюшевые игрушки Гарфилд с присосками стали невероятно популярными. По словам Дэвиса: «Мы получали огромную прибыль, однако больше всего я боялся, что людям в скором времени начнёт тошнить от моего персонажа. Чтобы решить проблему, мы сделали так, что в течение пяти лет плюшевые Гарфилды постепенно исчезли с магазинных полок».

Но плюшевые игрушки были не единственным источником дохода. Фактически, ещё в первые дни популярности комиксов, Дэвис признался, что около десяти часов в неделю тратил на создание самого комикса, а ещё 60 уходило на разработку идей, мерчендайзинг и лицензирование сделок.

Деньги Дэвис получает прибыль от всего, начиная от обычных книг, мультфильмов, ланчбоксов и чучел и заканчивая игровыми автоматами в Лас-Вегасе, сидениями для унитазов, рестораном «Гарфилд» и даже учебными материалами.

Возможно, вам стало интересно, сколько именно Дэвис зарабатывает на Гарфилде. Ну, никто не знает этого наверняка, кроме самого Дэвиса и, предположительно, Налоговой службы США. Известно только то, что прибыль от продаж товаров, связанных с Гарфилдом, растёт на миллиарды долларов с каждым годом.

И это, конечно же, заслуга Дэвиса, который не только достиг своей цели создать популярные комиксы, но и мастерски управлял деловой стороной вещей. И это сделало его, вероятно, самым успешным создателем комиксов в истории, который не собирается останавливаться на достигнутом.

Да, в отличие от других художников, которые прекращали издавать комиксы, когда суммы на их банковских счетах становились достаточно большими, Дэвис заявил, что такая перспектива его явно не привлекает.

Однако, чтобы сэкономить время и риск выгорания, он давно перестал рисовать комиксы сам, перепоручив это сотрудникам своей довольно крупной компании. Что касается исчерпания идей, ну, комикс был разработан с целью повторять шутки в качестве его отличительной особенности.

Дэвис подытожил итоги своей довольно впечатляющей работы следующим образом: «Я думаю, популярность частично заключается в том, что, как в случае с "Мелочью пузатой", вам всегда хочется вернуться и увидеть Снупи в конуре. В таком быстро меняющемся мире [читатели] хотят знать, что есть вещи, которые остаются прежними, поэтому я чувствую ответственность за то, чтобы Гарфилд продолжал любить лазанью и ненавидеть понедельники и никогда не сидел на диете».

И кстати, в отличие от своего знаменитого персонажа, Дэвис не раз отмечал, что сам любит понедельники. 

Источник



Подписывайтесь на наш канал:
«78 & 078 Развлечения и Размышления Харькова»
78 & 078 Развлечения и Размышления Харькова Telegram.

1222
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...