uk uk en en fr fr ru ru

Размышления
Большого
Города

Размышления Большого Города

В Южной Корее резко снизилось число заболеваний коронавирусом. В чем секрет?

В Южной Корее резко снизилось число заболеваний коронавирусом. В чем секрет?

Со всего мира идут мрачные вести о коронавирусе. Поэтому важно изучить опыт Южной Кореи, которой удалось существенно замедлить распространение инфекции, пишет автор. Он рассказывает, как эта страна добилась невероятных результатов: на пике эпидемии было 909 случаев заражения, а 17 марта всего лишь 74.

Европа сегодня стала эпицентром пандемии COVID-19. Число инфицированных и умерших быстро растет в Италии, Испании, Франции и Германии. Многие страны закрывают границы и вводят карантин. Между тем, Соединенные Штаты, потерпевшие неудачу со своими наборами для тестирования, сейчас могут только догадываться, каковы их потери от COVID-19, хотя эксперты считают, что тенденции там такие же, как и в странах Европы.

На фоне этих мрачных сообщений признаки надежды появились в Южной Корее, которая стала примером для подражания. Этой стране с 50-миллионным населением удалось существенно замедлить распространение инфекции. Сегодня там зафиксировали всего 74 новых случая заражения, тогда как на пике эпидемии 29 февраля их было 909. При этом южным корейцам не пришлось закрывать целые города и принимать иные самовластные меры, которые помогли Китаю взять эпидемию под контроль. «Южная Корея демократическая республика, и мы считаем строгую изоляцию не самым разумным выбором», — говорит Ким У Чу (Kim Woo-Joo), работающий специалистом по инфекционным заболеваниям в Корейском университете. Успех Южной Кореи может стать для других стран уроком и предупреждением: даже если количество заболевших уменьшилось, страна должна быть готова к новой вспышке.

Достигнутый успех объясняется самой масштабной и хорошо организованной программой тестирования, а также мощными усилиями по изоляции заразившихся, поиску и отправке на карантин тех людей, с которыми они контактировали. Южная Корея взяла анализы у 270 с лишним тысяч человек. Это более 5 200 тестов на миллион жителей. Это самый высокий показатель в мире, за исключением крошечного Бахрейна, на что указывает вебсайт Worldometer. В США проведено 74 теста на миллион жителей, о чем сообщают Центры по контролю и профилактике заболеваний.

Опыт Южной Кореи показывает, что для контроля эпидемии очень важна масштабная диагностика, говорит исследователь новых инфекционных заболеваний Райна Макинтайр (Raina MacIntyre), работающая в Университете Нового Южного Уэльса в Сиднее. «Отслеживание контактов тоже очень важно для сдерживания эпидемии, равно как и изоляция заболевших», — отмечает она.

Однако пока непонятно, удастся ли сохранить достигнутый успех. Число заболевших сокращается в основном из-за того, что страна прилагает колоссальные усилия по изучению масштабного очага из пяти с лишним тысяч случаев, что составляет 60% от общего количества инфицированных. Речь идет о Церкви Синчхонджи Иисуса, которая является таинственным мессианским религиозным движением. Теперь эту работу постепенно сворачивают. Однако из-за этих действий «мы не очень внимательно следили за другими районами Кореи», говорит специалист по инфекционным болезням из Сеульского национального университета О Мен Дон (Oh Myoung-Don).

Сейчас появляются новые очаги. С конца прошлой недели власти зафиксировали 129 новых случаев, причем большинство из них связано с сеульским центром приема звонков. «Возможно, это начало нового распространения» в пределах Сеула и окружающей его провинции Кенгидо, говорит Ким. В этом регионе проживает 23 миллиона человек.

Уроки ближневосточного респираторного синдрома MERS

Южная Корея на собственном горьком опыте научилась тому, как важно быть готовым. В 2015 году после поездки в три страны на Ближнем Востоке с ближневосточным респираторным синдромом MERS слег один южнокорейский бизнесмен. Его лечили в трех медицинских учреждениях, и только потом диагностировали MERS и поместили в изолятор. К тому времени он запустил целую цепочку передачи инфекции, от которой 186 человек заразились и 36 умерли, в том числе, многие пациенты, лежавшие с другими заболеваниями, а также посетители и персонал больниц. Вспышку удалось подавить за два месяца, но для этого пришлось отыскать, проверить и посадить на карантин почти 17 000 человек. Предчувствие безудержной эпидемии напугало страну и нанесло удар по ее экономике.

«Эти события показали, что лабораторные анализы исключительно важны для того, чтобы взять под контроль развивающуюся инфекционную болезнь», — говорит Ким. О Мен Дон добавляет: «Опыт борьбы с MERS определенно помог нам усовершенствовать методы профилактики и контроля инфекции в больницах». По его словам, пока среди работников сферы здравоохранения не зафиксировано ни одного случая заболевания COVID-19.

Принятый после этого закон дал представителям власти полномочия забирать у заразившихся людей их сотовые телефоны, кредитные карты и прочие носители данных, чтобы восстановить картину их местопребывания в последнее время. Эта информация, лишенная персональных опознавательных данных, размещается через приложения в социальных сетях, что позволяет другим людям определить, не пересекались ли их пути с заболевшими.

Когда в Китае обнаружили новый коронавирус, корейские центры по контролю и профилактике заболеваний в срочном порядке разработали свои тесты и в сотрудничестве с изготовителями диагностического оборудования создали наборы для тестирования, которые пустили в продажу. Первый тест был утвержден 7 февраля, когда в стране было всего несколько случаев заражения. Наборы для тестирования распределили между региональными центрами здоровья. Спустя 11 дней анализы показали случай заражения у 61-летней женщины. 9 и 16 февраля она была на службе в Церкви Синчхонджи в Дэгу, что в 240 километрах к юго-востоку от Сеула. В то время она уже чувствовала себя нехорошо. Согласно сообщениям местных СМИ, во время двухчасовой службы в этой церкви 500 с лишним человек сидят на полу плечом к плечу.

В последующие 12 дней в стране выявили еще 2 900 новых случаев, причем подавляющее большинство инфицированных составляли последователи Церкви Синчхонджи. Только 29 февраля корейские центры по контролю и профилактике заболеваний сообщили о 900 новых случаях. В совокупности число заразившихся составило 3 150 человек, и корейская вспышка стала самой масштабной после китайской. Всплеск эпидемии поначалу превзошел возможности лабораторий. 130 специалистов из центров по контролю и профилактике заболеваний просто не справлялись, говорит Ким. Все усилия были сосредоточены на поисках контактировавших в очаге Синчхонджи. Там у 80% людей с симптомами респираторных заболеваний тесты дали положительные результаты. В других очагах таких людей было всего 10%.

Пациентов из категории высокого риска (это те, у кого уже есть какие-то заболевания) госпитализируют в первую очередь, говорит эпидемиолог из Корейского университета Чхон Пен Чхул (Chun Byung-Chul). Тех, у кого умеренные симптомы, отправляют в переоборудованные учебные учреждения корпораций и в помещения, предоставленные государством. Там они получают базовую медицинскую помощь и находятся под наблюдением. Тех, кто выздоровел и дважды сдал анализы с отрицательным результатом, выписывают. Те, кто тесно контактировал с заболевшими, у кого слабые симптомы, кто сам может измерять себе температуру, и чьи члены семьи не болеют хроническими заболеваниями, получают указание на две недели сесть на домашний карантин. К ним дважды в день приходят местные медики из команды наблюдения, которые следят, соблюдает ли их подопечный карантин, и спрашивают о симптомах. Нарушителю карантина грозит штраф до трех миллионов вон (2 500 долларов). Если будет утвержден новый законопроект, сумма штрафа вырастет до 10 миллионов вон, и плюс к этому нарушители будут получать год тюрьмы.

Несмотря на все эти усилия, в регионе Дэгу — Кенбук закончились места для тяжелобольных. Четырех человек изолировали дома в ожидании свободных мест, но когда их состояние ухудшилось, медики срочно отвезли их в реанимацию, однако они там умерли.

Тем не менее, количество новых случаев в последние две недели уменьшилось. Этому помогло добровольное социальное дистанцирование, к которому прибегло население в регионе Дэгу — Кенбук и по всей стране. Правительство советует людям надевать маски, мыть руки, избегать скоплений людей и встреч, работать удаленно и не ходить в церковь, участвуя вместо этого в онлайновых религиозных службах. Тем, у кого высокая температура и респираторные заболевания, настоятельно рекомендуют сидеть дома и наблюдать за симптомами 3-4 дня. «Людей шокировал случай в Синчхонджи, — говорит Чхон, — и из-за этого они теперь строже выполняют правила. Прошло меньше месяца после того, как заболела первая прихожанка этой церкви, а очаг уже удалось взять под контроль, отмечает О Мен Дон.

Но появляются новые очаги, и в 20% подтвержденных случаях непонятно, как люди заразились. Это говорит о том, что пока еще есть необнаруженные места распространения инфекции. «Пока сохраняется неопределенность, мы не можем сказать, что вспышка достигла своего пика», — отмечает Чхон.

Нужно больше данных

Правительство надеется, что ему удастся взять под контроль новые очаги заболевания, как оно сделало это в Церкви Синчхонджи. Сегодня по всей стране делается умопомрачительное количество анализов — 15 000 ежедневно. В Южной Корее есть 43 пункта, где можно сдать анализы, не выходя из машины. Этому примеру сегодня последовали США, Канада и Великобритания. В начале марта Министерство внутренних дел также представило приложение для смартфона, которое следит за подвергнутыми карантину людьми и собирает данные о симптомах.

Эпидемиолог Чхон Пен Чхул говорит, что ученые остро нуждаются в дополнительных эпидемиологических данных. «Мы буквально топаем ногами от нетерпения», — заявляет он. Корейские центры по контролю и профилактике заболеваний публикуют основные данные о количестве пациентов, о их возрасте и поле, а также о степени их связи с очагами заболевания. «Этого недостаточно», — говорит Чхон. Ему с коллегами хотелось бы изучить подробные данные отдельных пациентов, что позволит эпидемиологам смоделировать вспышку и определить количество новых заражений по каждому случаю, которое называется базовый показатель репродукции R0, а также время от заражения до появления симптомов и то, позволила ли ранняя диагностика улучшить состояние пациентов и исход. (На сегодня в Южной Корее 75 смертельных исходов, и это необычайно низкий показатель, хотя здесь определенную роль могло сыграть то, что в церкви Синчхонджи находилась в основном молодежь.) Чхон говорит, что группа эпидемиологов и ученых предложила партнерство корейским центрам по контролю и профилактике заболеваний для сбора и обмена такой информацией, и теперь ждет от них ответа.

Ким сообщил, что врачи также намерены рассказать об особенностях клинических случаев COVID-19 в стране в готовящихся к печати публикациях. «Мы надеемся, что наш опыт поможет другим странам взять под контроль эту вспышку COVID-19», — говорит он.

Деннис Нормайл (Dennis Normile)

При участии Ан Ми Юн (Ahn Mi-Young).

Оригинал публикации: Coronavirus cases have dropped sharply in South Korea. What's the secret to its success?


Подписывайтесь на наш канал «78 & 078 Развлечения и Размышления Харькова» в Telegram.

160
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...