uk uk en en fr fr ru ru

Размышления
Большого
Города

Размышления Большого Города

C дьявольским упорством

C дьявольским упорством
В декабре 2013 года по интернету пронеслись слухи о том, что Папа Франциск будто бы созывает Третий Ватиканский собор, который, помимо прочего, собирается полностью изгнать концепцию «ада» из учения католической церкви. 

«Это учение несовместимо с бесконечностью любви Божией, — будто бы заявил Франциск. — Бог просит не осуждать, а заключать в объятия... Ад — это всего лишь образное выражение для обозначения души отринутой, которая, как и все человеческие души, в конечном счете, будет соединена с Господом в любви». 

Слух быстро разошелся по социальным сетям типа Facebook (всякие вариации на тему послания папы Римского не в счет). Однако мысли о посмертном воздаянии, которые содержались в фальшивке, судя по всему, не сильно расходятся с мнением самого Папы.
Почему же эта история вдруг резко оказалась в центре внимания? Подсказка содержится в статье под названием «Поколение 2000-х создает новую религию — без ада, без священников, без наказания», опубликованной в американском онлайн-журнале «Religion Dispatches». 

Автор, преподобная Кандейк Челью-Ходж (Candace Chellew-Hodge), сообщила, что перед учениками из местного колледжа в городе Колумбия, штат Южная Каролина, была поставлена задача придумать какую-нибудь новую религию. И они ее сконструировали, при этом полностью отказались от «учения об аде и вообще от любой формы наказания за нарушение предписаний религии». На вопрос, почему же они отбросили концепцию ада, один молодой человек ответил так: «у сегодняшней религии слишком... карательный уклон». 

На этом примере Челью-Ходж всего лишь хотела показать, что ее ученикам не достает «правильного понимания сути религии», да и вообще — понимания «таких важных аспектов, как человеческие страдания и наказание». По мнению Челью-Ходж, существенным признаком религии является воздаяние, но ее студенты твердят, что, мол, эта концепция совсем не нужна. Словом, конфликт поколений - налицо. Множество молодых людей в США стремятся «к духовному, а не к религиозному»; данный факт отчасти объясняется их представлениями о религиозных деноминациях (в особенности о протестантизме, который традиционно преобладает в религиозной жизни США), которые склонны лишь осуждать, запрещать и наказывать. 

Именно это желание – найти комфортную религию с дружелюбным божеством – позволяет понять, почему многие так благосклонно отнеслись к словам, якобы бы произнесенным понтификом, и почему в итоге разочаровались, когда выяснилось, что заявление Папы Римского — интернетовская фальшивка. Однако страстное желание обрести такую религиозную веру, в которой бы отсутствовал ад, нельзя объяснить одним лишь конфликтом поколений. Это стремление время от времени проявляет себя в истории западного христианства. И вот, снова возникает учение об аде, подкрепленное не только Святым Писанием, но и моральной необходимостью. 

Появление христианской концепции загробной жизни было обусловлено еще дохристианскими представлениями. Для древнего человека жизнь после смерти представлялась в виде эдакой единой и нерасчлененной «нейтральной зоны», куда в конце концов попадает каждый смертный, независимо от своей земной жизни. У древних евреев вообще отсутствуют представления о «рае» как месте награды и об «аде» как месте наказания. Вместо этого, полагали они, все люди после смерти попадают в мрачную и унылую обитель мертвых — «шеол». При этом награда или воздаяние ждут человека уже здесь, на земле, а не после смерти. 

Древние греки тоже считали, что люди спускаются безвозвратно в недвижное и мрачное подземелье Аида. Зыбкость человеческого бытия — когда праведник страждет, а нечестивый преуспевает — привела к появлению вместо одномерных шеола и аида представлений о наградах и наказаниях. Оказалось, что люди друг от друга отличаются с точки зрения нравственности, вследствие чего возникли понятия рая и ада; при этом ад призван исправлять в будущей жизни искаженную природу человека. Кое-кто в наше время полагает, что с моральной точки зрения ад — концепция наивная и устаревшая, которую уже давно пора бы отбросить. 

Однако другие считают ее не только не лишней, но, наоборот, необходимой. И все же учение об аде вызвало немало вопросов, например, по поводу продолжительности очистительных мучений. Кто-то предпочитал говорить о временных муках в преисподней вместо вечных. Кто-то рассуждал о том, что наказание в аду призвано исправлять и очищать, осуществлять возмездие и карать. 

Спор шел о сущности преисподней, причем некоторые утверждали, что ад — это всего лишь метафорическое обозначение некоего психического состояния человека, а не какого-то реального места в пространстве.
Уже во втором-третьем веках нашей эры, в то самое время, когда зарождались церковные догматы, Ориген Александрийский (185-254 гг. н.э.) выступил против концепции вечного ада и выдвинул идею «апокатастасиса», или «восстановления» (т.е. всеобщего спасения или «восстановления» всего сущего — прим. перев.). 

Ориген учил, что всевышний создает все сущее в любви и, в конечном счете, через эту любовь приводит творение к себе. Согласно учению Оригена, вечная по природе душа будет наказана за грехи, но это наказание заключается в том, что душа будет переселяться в различные тела — демонские, человеческие, ангельские — а не вечно гореть в адском пламени. «Ибо, если... души не предсуществовали, то почему некоторые новорожденные младенцы слепы, хотя они и не совершили никакого греха, а другие вообще рождаются без каких-либо изъянов?» — задается Ориген вопросом в книге «О началах». С течением времени, продолжает Ориген, души будут учиться на своих ошибках и в итоге воссоединятся со своим всесовершенным создателем. 

Некоторые из исследователей пытались понять, не находился ли Ориген под влиянием возникших на востоке идей о реинкарнации. Согласно закону кармы, судьба каждого из существ — божества, человека, животного, духа, или узника ада — является либо расплатой, либо вознаграждением за его дела. Возникшее в древнем Средиземноморье и в Индии понятие ада как вполне реального места, в котором нечестивые люди могут возродиться, вносит элемент морали. Карма в какой-то момент стала ассоциироваться в первую очередь с системой жертвоприношений. Человек приносит жертвы, чтобы помочь мертвым, которым всем без исключения предначертано идти в тартар — в царство Ямы. 

Под влиянием аскетов, которые на первое место ставили нравственность, загробное царство разделилось надвое — место вознаграждения и место наказания, причем повелителем ада стал Яма. В отличие от христианского Бога, Яма не отправляет людей в преисподнюю, они сами переселяются туда из-за своей нечистой кармы, однако они могут после своего возрождения покинуть ад. В буддийской традиции тексты, описывающие ад, как место, где осуществляется воздаяние, датируются, по крайней мере, третьим веком до нашей эры, что на несколько веков предвосхищает подходы Оригена. В христианстве взгляды Оригена не прижились. 

Вместо них одержали верх идеи другого отца ранней церкви — Блаженного Августина (354-430 н.э.). В отличие от Оригена, предложившего динамическую концепцию загробной жизни, согласно которой души людей то воскресают, то совершают падения, и так повторяется много раз до тех пор, пока, в конце концов, души не соединятся со своим создателем, Августин утверждал, что у человека есть только одна-единственная жизнь. Человек может действовать по своему произволению только в течение этой единственной жизни. Посмертная судьба человека будет определена в момент его смерти, исходя их совершенных на земле деяний, после этого человек будет отправлен либо на небо, где его ждет бесконечное блаженство, либо в ад на вечные муки. 

В дополнение к учению о рае и аде, принятым церковью, некоторые идеи, выдвинутые Августином, впоследствии привели к возникновению доктрины чистилища. Согласно Августину, огонь чистилища призван не карать или спасать, а очищать тех, кому уготовано место в раю. Со временем католическая церковь стала все больше понимать чистилище как вполне реальное место наряду с раем и адом. 

Подобно тому, как разделение загробной жизни на ад и рай произошло благодаря появлению представлений о нравственности, а вместо мрачной преисподней, единой для всех людей, возникли ад и рай, появление чистилища обусловлено еще большей морально-нравственной градацией, нежели дихотомия «ад-рай». Во времена Реформации большинство людей полагало, что они после смерти окажутся в чистилище, поскольку лишь немногие будут сразу же перенесены в рай или в ад. 

В данном случае мы видим, что посмертная судьба человека по-прежнему решается в момент смерти, однако человеку, не подготовившемуся к смерти, дается еще время, чтобы загладить свои грехи. Несмотря на проблемы, связанные с пониманием чистилища, некоторые считали, что богачи могут сократить срок пребывания в нем с помощью своего более частого участия в богослужениях и посредством раздачи милостыни; сама идея о том, что человек еще при жизни способен помогать мертвым, давала больше позитива. 

Продолжительные физические страдания и кары ужасают, но все же они отличаются от вечных мук, поскольку являются лишь временным наказанием (даже если длятся в течение тысячелетий) и, в конечном счете, полностью очищают человека, даже несмотря на свою мучительность. 

Появление чистилища в западно-христианской традиции привело к тому, что вечные муки стало рассматриваться в качестве наказания лишь для самых отъявленных грешников. Ученые считают, что с точки зрения простого христианина самым большим итогом Реформации явилась «смерть чистилища» после того, как протестантизм, отвергнув учение о чистилище, свел загробную жизнь к разделению на рай и ад,  а перед протестантами-мирянами опять замаячила ужасающая перспектива — быть проклятым навеки за неправедную жизнь, не имея возможности искупить грехи после смерти или получить помощь со стороны живых. 

Протестанты утверждали, что чистилище нигде в Писании не упоминается, поэтому обязанность искупления грехов целиком и полностью возлагалась на грешника. Сторонники Реформации были убеждены, что для спасения достаточно лишь жертвы Христовой, облегчившей бремя расплаты. Если человек раскаялся и принял Христа как своего Спасителя, он мог быть уверен, что в конечном итоге окажется на небесах.
Но на практике все оказалось сложнее. Пуританам, которые в начале XVII века переселились из Англии в Америку, полагая, что Реформация в метрополии была непоследовательной, очень хотелось узнать, действительно ли с религиозной точки зрения они спасены. 

В представлении пуритан бог был абсолютным владыкой, настолько совершенным, что для человека было достаточно даже всего лишь одного греха, чтобы он был отправлен на вечные муки. Но такой бог стал легкой мишенью для мыслителей эпохи Просвещения, которые все больше и больше концентрировали свое внимание на человеке, на его способности самому преодолеть врожденную порочность человеческой природы. Бог, который волен отдать свое создание на вечные муки за, казалось бы, незначительные проступки, виделся им деспотичным и несправедливым. 

В конце XIX века, во времена американской революции, колонисты спорили не только о войне с Англией, но и о справедливости вечного наказания. Очарованные идеями Просвещения, некоторые из отцов-основателей клеймили британскую монархию, а вместе с ней и кальвинистского бога как воплощение жестокости и деспотии. Вот что писал Джефферсон: «Было бы простительнее верить в то, что бога вообще нет, чем хулить его за жестокости, приписанные ему Кальвином». 

Некоторые из вольнодумцев вообще отказались принимать идею ада как в буквальном смысле реального места, в котором беснуется адское пламя, заменив ее более мягкой концепцией ада как временного узилища, в котором грешники, прежде чем вознестись на небеса, будут наказаны за свои злодеяния. Кто-то вообще отбросил идею ада, утверждая, что любящий и милосердный бог непременно спасет все свои творения, предопределив им райское блаженство. И тем не менее, у концепции ада - свои сторонники. 

Они опять реанимировали учение о чистилище, чтобы использовать его уже против криптокатоликов. Под видом так называемого временного ада, утверждали они, в догматы опять вводится чистилище, что делает жертву Христову бессмысленной, поскольку отныне получается, что сам человек после смерти должен себя спасать с помощью посмертных страданий. Тот, кто выступал в защиту идеи всеобщего спасения, оказались не более чем «оригенистами», что в XVIII веке это считалось опасной ересью. 

Однако в Соединенных Штатах, пропитанных духом антимонархизма, сторонники сохранения концепции ада аргументировали свою точку зрения так: угроза вечных мук заставляет человека стремиться к нравственной жизни, в то время как временный ад не отвратит человека от совершения общественно опасных деяний – типа лжи, обмана, убийства и проч. — поскольку преступник понимает, что после расплаты за свои преступления он в конечном итоге окажется в раю. Действительно, общественная дискуссия в защиту концепции вечных адских мучений предвосхищает те доводы, которые мы слышим сегодня в защиту смертной казни, ведь и ад, и смертная казнь призваны сдерживать преступность. 

 Даже европейские интеллектуалы, которые начиная с XVII века, сомневались в существовании ада, признавали его полезность для общества. Скажем, Вольтер — этот любимец американских рационалистов, возбуждавший неприязнь со стороны евангельских христиан, — признался в своем Философском словаре (1764 г.): «Мы вынуждены взаимодействовать, вести дела и сотрудничать с... огромным числом лиц, склонных к жестокости, пьянству, грабежу. Можете, если хотите, проповедовать им, что ада нет, и что душа человеческая смертна. Но я буду орать им прямо в уши, что если они меня ограбят, то неизбежно отправятся прямо в преисподнюю». 

Жаркие споры по поводу библейских основ концепции ада и ее полезности для общества будут продолжаться на протяжении всего XIX века, распространяясь будто круги по воде. Новые религиозные группы — мормоны, церковь спиритуалистов, адвентисты и другие — изложили свою собственную точку зрения на счет ада и тех последствий, которые логически вытекают из данной концепции. С точки зрения мормонов, загробная жизнь многоярусна. 

Подобно тому, как разделение на шеол-аид и чистилище вносит элемент морали, мормонская концепция «сынов погибели» добавляет новые оттенки моральности и говорит, что для тех, кто творил зло, «умер без знания закона» или был праведен, уготованы три царства — телестиальное, теллестриальное и целестиальное. И все же противопоставление между вечным раем и адом не исчезло, его придерживались спиритуалисты и адвентисты. 

Со временем появились новые вызовы — дарвинизм и опустошительные войны, начиная от Гражданской войны в США и кончая мировыми войнами и Вьетнамом. Все это вынудило одних полностью отбросить учение об аде и другие библейские доктрины, а других — приравнять жизнь на земле к преисподней. В свою очередь, прогрессивные богословы стали считать, что ад — это метафорический образ, иносказательное обозначение временного и соразмерного наказания, в то время как бессмертие — это нечто условное.
Но ортодоксальные представления об аде как о в буквальном смысле вечном наказании продолжают существовать и поныне. Причем они держатся настолько прочно, что когда евангельский проповедник из США Роб Белл высказал идею гораздо менее радикальную, чем Ориген (и вряд ли даже известную во втором тысячелетии), то его взгляд вызвал сильное неприятие. 

Умный и харизматичный Роб Белл, основатель мега-церкви «Mars Hill» в Мичигане, подверг сомнению концепцию вечного ада, усомнившись в справедливости вечных мук и во всем этом богословии, неприемлемом даже для Ганди. В своей книге «Любовь побеждает» («Love Wins», 2011) Белл пишет: «Людей учили, что лишь немногие избранные христиане будут всегда пребывать с миром и радостью в месте под названием “рай”, в то время как остальная часть человечества обречена на вечные мучения и наказание в аду, не имея никаких шансов на лучшую долю... 

Это ложное и губительное представление в конечном счете мешает распространению послания Иисуса о любви, мире, всепрощении и радости, которое наш мир отчаянно жаждет услышать». Судя по откликам на книгу Белла, создается такое впечатление, что никто до него не пробовал усомниться в концепции ада и не особенно старался подчеркнуть ту мысль, что любовь божья превыше его гнева. Многие евангельские христиане были потрясены. 

Социальные сети усилили эффект книги, сторонники автора хвалили его, противники осуждали. В самый разгар споров Роб Белл покинул основанную им церковь и в 2013 году поведал изданию The Grand Rapids Press о том, что он создает «духовное ток-шоу» в Южной Калифорнии. После публикации книги Белла около тысячи членов покинули эту церковь, сообщила в 2013 году газета The Christian Post. Но Белл никогда не отрицал, что ад действительно существует, даже когда говорил, что преисподняя начинается уже на земле — в виде насилия, которое люди учиняют друг против друга и против земли. 

В 2011 году в своем видео-интервью для газеты The Washington Post Белл заявил: «Я верю в существование ада после смерти, в существование преисподней после смерти. Я верю, что бог дает людям право сказать “нет”, воспротивиться грехам, отказаться от них, отвергнуть их, не цепляться за них и не оправдывать себя». На вопрос о том, каким он представляет себе ад, Белл ответил расплывчато, что позволило его оппонентам по-своему интерпретировать преисподнюю — без вечных мук и наказаний. 

Как показали результаты опросов, недавно проведенных в США, книга Белла читателям не угодила. Так, опрос, проведенный в 2013 году компанией Harris Poll, показал, что 74% взрослого населения США верит в бога, при этом, 68% верят в существование рая и только 58% — в существование дьявола и преисподней, что на четыре процентных пункта ниже по сравнению с результатами 2005 года. Можно подумать, что на фоне снижения числа приверженцев учения об аде сторонники Белла могли бы легко заставить замолчать его противников. Тем не менее, лишь 25% опрошенных взрослых американцев не верят в существование ада, в то время как другие 18% не определились с ответом. Но цифры еще не показывают всей картины. 

Те, кто верят в существование ада, хотят, чтобы справедливость восторжествовала, а для этого нужно разделить загробную жизнь на рай и ад. Белл считает, что насилие, осуществляемое в жизни земной, — это уже и есть проявление ада, в то время как его оппоненты заявляют, что только вечные муки в аду после смерти способны воздать за совершенное насилие и причиненные страдания, а также выступить в качестве фактора, сдерживающего человеческую жестокость. 

Третьи полагают, что преисподняя создана только для людей типа Гитлера, Сталина, Мао, Саддама и Усамы бен Ладена. Именно благодаря этой аргументации идея вечного наказания так стойко держалась на протяжении многих поколений. Сторонники сохранения учения об аде в церковной доктрине всегда заявляли, что защищают мораль и справедливость. Но ведь и их оппоненты говорили то же самое. 

Таким образом, одни верующие хотели бы, чтобы из церковных догматов с помощью папы Римского исчезло учение об аде, а другие выступают против этого шага, продолжая запугивать и обращать прихожан в истинную веру. Конечно, цифры опросов могут колебаться, но прослеживается следующая тенденция: в Соединенных Штатах учение об аде в обозримом будущем совсем не собирается сдавать своих позиций.

Оригинал публикации: Hell-bent источник



Подписывайтесь на наш канал:
«78 & 078 Развлечения и Размышления Харькова»
78 & 078 Развлечения и Размышления Харькова Telegram.

13:15
225
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...